Главная > Новости
Остров Дяоюйдао-территория Китая, этому есть железные аргументы

2012-10-24
 

10-го сентября Правительство Японии выступило с заявлением о приобретении Острова Дяоюйдао и прилагающих к нему северного и южного островов для осуществления так называемой «национализации». Справедливая позиция китайского правительства по этому поводу и предпринятые меры противодействия, резкое возмущение и невероятное единство, проявленное китайским народом, а также справедливый голос и настороженность международного сообщества-все это нанесло сильный удар по агрессивности японской стороны. Тем не менее последняя отказывается исправить свою ошибочную позицию и всячески продолжает посягать на территориальный суверенитет Китая. Эти поступки нельзя квалифицировать иначе, как прямой вызов послевоенному мироустройству.

I

Японская сторона говорит о необходимости смягчить остроту ситуации вокруг о. Дяоюйдао с учетом интересов японско-китайских отношений, о сохранении мира и стабильности в северо-восточной Азии, и так далее, и тому подобное. Но этот жест, казавшийся сдержанным и конструктивным, не может скрыть ее истинные замыслы и встревоженное состояние. Правительство Японии заявляет, что «уступки не будет ни в коем случае», что «намерено всеми силами ожесточить охрану морской акватории вблизи о. Дяоюйдао», тут еще шумят правые силы Японии о том, что намерены построить на острове сооружения с целью укрепления мер противодействия Китаю.

Вечером 21-го сентября группа японцев высадились на Остров. 22 сентября правые силы Японии провели в Токио антикитайскую демонстрацию, скандируя лозунги, что якобы Китай совершает посягательство на о. Дяоюйдао, подстрекая к постоянному размещению на Острове морских сил самообороны. По вызову морской охраны Японии из ее подведомственных районов отправились надзорные суда в морскую акваторию Острова для введения в этом районе режима тревоги с тем, чтобы мешать кораблям морского контроля и судам рыболовной администрации Китая осуществлять нормальное патрулирование и охрану рыболовного промысла.

Премьер Японии Есихико Нода в ходе сессии Генеральной Ассамблеи не раз останавливался на т.н. «правовых обоснованиях» принадлежности Японии суверенитета над о. Дяоюйдао, подчеркивая при этом, что между Японией и Китаем споров не существует. Во внешнеполитическом ведомстве Японии подготовили документы о японской позиции под названием «Правда о Сенкаку», требуя диппредставительства за рубежом на основе этих материалов делать разъяснение странам пребывания. МИД Японии еще обратилось к руководству страны с просьбой увеличить бюджет на следующий год на 600 млн. иен, что будет выделяется на проработку общественного мнения и исследовательскую деятельность в «защиту территории». Японские СМИ гнусными приемами сочиняют новости, создавая ложное впечатление, что Японию как будто поддерживают многие страны.

Аргументы Японии относительно вопроса о. Дяоюйдао полны избитых фраз, таких, как «о. Дяоюйдао является территорией Японии и с исторической точки зрения, и согласно международному праву»; «национализация» острова нацелена на осуществление стабильного и спокойного управления», хотя при этом надо отметить, что на этот раз у нее нашлись новые аргументы: Китай к началу 70-х годов прошлого века никогда не предъявлял претензию на о. Дяоюйдао; на переговорах по нормализации отношений Китая и Японии в 1972 г. и переговорах по заключению японо-китайского договора о мире и дружбе в 1978 г. взаимопонимания и договоренности об «отложении решения вопроса Дяоюйдао в будущем» руководители двух стран не достигали; на «выкуп» острова Китай, мол, реагирует слишком жестко; появились в связи с этим массовые акции насилия; Япония оказалась под «угрозой» Китая и т.д. и т.п.

О. Дяоюйдао-исконно китайская территория. Захват его Японией-незаконный и недействительный. Осуществление Японией «национализации» о. Дяоюйдао и прилегающих к нему южного и северного острова представляет собой серьезное посягательство на территориальный суверенитет Китая. Подобная позиция была вновь подробно изложена в статье Го Джипина на страницах газеты Жэньминьжибао за 11 сентября под заголовком «Недопустима произвольная купля-продажа Китайского о.Дяоюйдао». Доказать лживость новых аргументов Японии мы хотели бы на исторических фактах, оперируя нормами международного права.

II

Япония заявляет, что Китай к началу 70-х годов прошлого века никогда не предъявлял претензию на о. Дяоюйдао. А что было на самом деле?

О. Дяоюйдао издревле является территорией Китая. Еще при минской и цинской династиях остров уже был включен в состав Китая и под его юрисдикцию в качестве прилегающего к Тайваню острова. В конце 19 века Япония захватила о. Дяоюйдао во время китайско-японской войны 1894 г., вынудив цинское правительство подписать Симоносекский договор, согласно которому Китай должен уступить Японии «остров Формоза со всеми относящимися или принадлежащими ему островами», в том числе и Дяоюйдао. В декабре 1941 г. китайское правительство объявило Японии войну и провозгласило аннулирование всех договоров с Японией. В Каирской декларации от декабря 1943 г. четко зафиксировано то, «чтобы все территории, которые Япония отторгла у китайцев, как, например, Маньчжурия(Северо-восточный Китай), Формоза(о. Тайвань) и Пескадорские острова, были возвращены Китайской Республике», и то, что «Япония будет также изгнана со всех других территорий, которые она захватила при помощи силы и в результате своей алчности». 8-я статья в Потсдамской декларации от июля 1945 г. гласит: «условия Каирской декларации будут выполнены и японский суверенитет будет ограничен островами Хонсю, Хоккайдо, Кюсю, Сикоку и теми менее крупными островами, которые мы укажем». 2-го сентября 1945 г. в Акте капитуляции Япония официально заявила о готовности принять Потсдамскую декларацию и верно выполнять все ее условия. 25 октября 1945 г. на китайском театре военных действий церемония принятия капитуляции Японии прошла в г. Тайбэй, и таким образом, китайскому правительству официально возвращен суверенитет над Тайванем. Китай неизменно стоит за то, что Япония обязана, соблюдая такие правовые международные акты, как Каирскую декларацию и Потсдамскую декларацию, возвращать Китаю все отторгнутые территории, в том числе, безусловно, и о. Дяоюйдао.

8 сентября 1951 г. ряд стран в лице США в обход Китая заключили Сан-францисский мирный договор с Японией (также Сан-францисский договор). В связи с этим Китай выразил резкий протест. По поводу предстоящего заключения Сан-францисского договора министр иностранных дел Чжоу Эньлай выступил с серьезным заявлением о том, что мирный договор с Японией, если его подготовка, разработка и заключение без участия КНР, не будет признаваться центральным народным правительством Китая как законный и, следовательно, действительный, несмотря на его содержание и итоги. В связи с заключением договора 18 сентября 1951 г. министр Чжоу Эньлай вновь выступил с заявлением, в котором подчеркнуто, что сепаратный мирный договор с Японией, заключенный на Сан-францисской конференции по навязыванию США и без участия КНР, считается центральным народным правительством Китая незаконным, недействительным, оно ни в коем случае не будет его признавать. Заявление это четко показывает, что Китай никогда не признавал никаких положений Сан-францисского договора относительно китайской территории, о. Дяоюйдао, несомненно, в том числе. Такая же позиция относится естественно и к незаконной опеке и закулисной сделке относительно о. Дяоюйдао, завершенной в соответствии с данным Договором группой стран в лице США и Японии. Претензия Китая на суверенитет над о. Дяоюйдао является последовательной, четкой, она никогда ни на йоту не изменялась.

В пропагандистской контратаке Япония старается спекулировать на отдельных случаях, которые являются, как ей кажется, выгодными. Она, например, неоднократно подчеркивала, что в Атласе мира, опубликованном в Китае в 1958 и 1960 гг. о. Дяоюйдао был обозначен как часть Окинавы.

Раз речь зашла об Атласе, мы готовы подробно останавливаться на этой теме, обращаясь к историческим источникам.

На карте «Морской путь из Китая на Рюкю» в «Записках о посольствах на Рюкю», составленных минским посланцем Сяо Чунъе в 1579 г. (7-м году правления минского императора под девизом Ваньли), в «Записках переводчиков великой династии Мин» минского чиновника Мау Жуйчжэн выпуска 1629 г. (2-го года правления минского императора Чунчжэнь), «Большой универсальной Географической карте» выпуска 1767 г. (32-го года правления цинского императора под девизом Цяньлун) и «Атласе великой династии Цин» выпуска 1863 г. (2-го года правления цинского императора под девизом Тунчжи)-на всех указанных картах Дяоюйдао был отнесен к китайской территории.

Остров Дяоюйдао впервые упоминался в японской литературе в 1785 г. на «Карте трех префектур Рюкю и его 36 островов»-приложении к «Общему описанию 3 государств»(автор Линцзипин). На этой же карте они были обозначены за пределами 36 островов Рюкю и были окрашены в такой же цвет, в какой китайский континент. Это подразумевает, что о. Дяоюйдао-часть китайской территории. В опубликованной в 1892 г. «Географическом атласе и перечне названий административных единиц Японии» о. Дяоюйдао в территорию Японии включен тоже не был.

На Карте стран Восточно-китайского моря, составленной французским географом Пьером Лаби в 1809 г. о. Дяоюйдао и прилегающие к нему острова Хуанвэйюй и Чивэйюй обозначались тем же цветом, как и о. Тайвань. На изданной в 1811 г. в Великобритании Новейшей карте Китая и в "Китай Колтона" в США 1859 г., а также на «Морской карте приморских районов Восточно-Китайского моря от Сянгана до Ляодунского залива», составленная ВМС Великобритании в 1877 г.-на всех этих картах остров Дяоюйдао обозначен как китайская территория.

Нельзя опровергать позицию другой страны по территориальным вопросам лишь с помощью какой-то отдельной карты, отмахиваясь от целой истории. Это элементарная азбука. Хотя Япония упоминала об изданном в Китае Атласе мира, обозначавшем Дяоюйдао как часть японской Окинавы, но на самом деле в ссылках атласа уже указано, что Атлас был составлен со ссылкой на газету «Шэньбао», которая выпускалась в предшествовавшие антияпонской войне годы. Ведь в этот период о. Дяоюйдао еще находился под колониальным господством Японии. Согласно международному праву какая-то отдельная карта не достаточна, чтобы обосновать свои и опровергать чужие права и, следовательно, определять принадлежность Дяоюйдао Японии лишь по указанной карте выглядит более, чем неубедительно. Напомню, что до 70-х годов прошлого века и на многих японских картах Дяоюйдао не был обозначен как японский.

Попытки спекуляции на необоснованных отдельных случаях показывает, что Япония уже исчерпана в поисках «правовых оснований» в оправдание территориальных притязаний.

Почему Япония оказалась в столь отчаянном положении? Причина эта очень проста. Ведь куда легче предаваться грезам начать агрессивную войну и поработить азиатский народ, снять с себя историческую вину и стать «нормальным государством», но отрицать имевшие место исторические факты-это стоило бы неимоверного труда. Страна, которая смеет бросать вызовы правде истории, наверняка является нечестной, даже опасной. С ней держаться надо очень осторожно.

III

Японская сторона заявляет, что на переговорах по нормализации дипломатических отношений между КНР и Японией в 1972-м году и по заключению китайско-японского договора о мире и дружбе в 1978-м году между руководителями обеих стран якобы не было достигнуто взаимопонимание и договоренность оставить споры вокруг о. Дяоюйдао. Так давайте обратимся к авторитетным материалам включая запись переговоров.

Всем известно, что конец состоянию войны между Китаем и Японией и начало нормализации двусторонних отношений положило принятие Совместного заявления между КНР и Японией в 1972-м году и заключение Китайско-японского договора о мире и дружбе в 1978-м году. Названные документы составляют двустороннюю правовую базу для урегулирования Китаем и Японией территориальной принадлежности после войны.

В статье 3 Совместного заявления, где говорится о тайваньском вопросе, японская сторона недвусмысленно обязалась «соблюдать положения статьи 8 Потсдамской декларации». Китайско-японский договор о мире и дружбе также подтверждает, что «все принципы Совместного заявления должны быть строго соблюдены». Ключевое содержание статьи 8 Потсдамской декларации, упомянутой в китайско-японском заявлении, заключается в том, что «Условия Каирской декларации будут выполнены», т.е. Каирской декларацией четко предусмотрено, чтобы все территории, которые Япония отторгла у китайцев, как, например, Маньчжурия (Северо-Восточный Китай), Формоза (о. Тайвань) и Пескадорские острова, были возвращены Китайской Республике. Это было серьезное обещание Японии перед Китаем в форме двустороннего договора. Хотя обещание сделано в контексте тайваньского вопроса, тем не менее, поскольку остров Дяоюйдао по принадлежности относится к островам Тайваня, обещание, разумеется, действительно и для урегулирования проблемы Дяоюйдао. Следует отметить, что в упомянутой статье Каирской декларации не все территории были названы, но это делалось с тем, чтобы подчеркнуть необходимость вернуть Китаю все земли, захваченные Японией теми или иными способами, будь то Тайвань и Пескадорские острова, официально лишенные согласно Симоносекскому договору, или четыре провинции Северо-Востока Китая, практически находившегося под японской оккупацией с помощью марионеточного правительства, а также другие территории Китая, захваченные Японией. В этой связи, несмотря на заявление Японии о том, что остров Дяоюйдао не был отторгнут Японией в качестве принадлежащих Тайваню островов, как это предусмотрено в Симоносекском договоре, но нельзя не признать, что Дяоюйдао был захвачен Японией у Китая в результате китайско-японской войны 1894 года, что Япония должна вернуть Китаю лишенные земли.

В ходе переговоров по подписанию Совместного заявления между Китаем и Японией и заключению Китайско-японского договора о мире и дружбе руководители обеих сторон, с учетом интересов двусторонних отношений, приняли решение пока не касаться вопроса Дяоюйдао и отложить его разрешение в будущем. Но это не должно стать доводом отрицания японской стороной существующего взаимопонимания. Принципы урегулирования территориальных вопросов на основе Каирской и Потсдамской деклараций, приводившиеся в вышеназванных китайско-японских документах, действуют и в вопросе Дяоюйдао.

Совсем недавно на встрече с прессой, ссылаясь на содержание беседы 1972 года о вопросе Дяоюйдао между премьер-министром Какуэй Танакой и премьером Чжоу Эньлаем, Министр иностранных дел Японии Коитиро Гэмба заявил, что между японской и китайской сторонами договоренности по этому вопросу не было. Так ли это на самом деле? Основное содержание беседы премьеров приводится ниже.

Танака: Пользуясь случаем, хотелось бы узнать позицию Вашей стороны по Сенкаку(Дяоюйдао).

Чжоу: Не собираюсь говорить об этом вопросе на этот раз, поскольку считаю, что говорить об этом вопросе сейчас не полезно.

Танака: Раз я прибыл в Пекин, то считаю, что если этот вопрос не трогать вообще, то по возвращении меня уже ждут какие-то сложности.

Чжоу: Так. Там в море обнаружена нефть, шумиху поэтому поднимает Тайвань, спекулируют на этом и США. Вопрос довольно серьезный.

И на этом закончена ссылка главы МИД Японии. А на деле Какуэй Танака продолжал разговор, говоря: хорошо, на этом вопросе останавливаться не буду, к нему вернемся потом.

Чжоу: Обсудим в другой раз. В этот раз урегулируем основные вопросы фундаментального характера, к примеру, вопрос о нормализации отношений между нашими странами. Не потому что остальные вопросы не значительны, а потому что самым актуальным является вопрос о нормализации отношений, со временем нужно будет обсуждать и другие вопросы.

Танака: Уверен, в случае осуществления нормализации двусторонних отношений, остальные вопросы найдут свое решение.

Это был какой вопрос, который премьеры Чжоу Эньлай и Какуэй Танака имели в виду, когда они говорили о необходимости его решить, хорошо знали тогдашние руководители Китая и Японии. Известно, что 17-го июня 1971 года США и Япония заключили Соглашение о возвращении Окинавы, которое, предусматривая возвращение под японскую юрисдикцию острова архипелага Рюкю, самовольно включило в зону возвращения остров Дяоюйдао и прилегающие к нему острова. 30-го декабря того же года МИД Китая выступило с заявлением, в котором подчеркнута незаконность закулисных сделок между США и Японией относительно о. Дяоюйдао; было констатировано, что это ни в малейшей степени не может менять суверенитет Китая над островом Дяоюйдао. Совершенно очевидно, что с этим вопросом – вопросом, который подлежит разрешению, нет никакой неясности. Здесь речь идет о территориальной принадлежности о. Дяоюйдао. Что с министром Коитиро Гэмбой? Что, он не имеет доступа к полному тексту записи тех разговоров? или же это он нарочно манипулирует цитатами?

В октябре 1978 года в Японию на обмен ратификационными нотами прибыл зам. премьера Дэн Сяопин, который на встрече с прессой по итогам переговоров с премьер-министром Японии Такэо Фукудой заявил, что «при осуществлении нормализации отношений стороны договорились не касаться этого вопроса. И на состоявшихся переговорах по заключению Договора о мире и дружбе была договоренность этого вопроса не касаться. Мы исходили из того, что по этому вопросу не сойдемся. Разумно, это обойти, оставить его не страшно. Если у людей нашего поколения не хватит ума, чтобы достичь соглашения, то следующее поколение будет так или иначе умнее, чем мы, они найдут хорошее, приемлемое для всех решение». Против этого никто из японской стороны не возражал.

Свидетелями и участниками переговоров по нормализации отношений и заключению документов были господин Чжан Сяншан, бывший старший консультант МИД Китая, и другие деятели обеих стран. Они в разных формах познакомили свою аудиторию с историей того периода. Все это является убедительным свидетельством того, что взаимопонимание и договоренность между Китаем и Японией оставить споры вокруг Дяоюйдао было в действительности.

Япония пошла на фальсификацию и отрицание авторитетных источников всего лишь десятилетней давности. На что она еще пойдет? Время покажет.

IV

Японская сторона заявляет, что реакция Китая в отношении «выкупа острова» является чрезмерно жесткой, что имели место массовые акции насилия, что Япония под угрозой Китая. Обвинения эти нельзя расценивать иначе, как попытки выдачи белого за черное.

История и правовые обоснования убедительно подтверждают китайскую принадлежность острова Дяоюйдао. В ответ на разыгранный фарс с «выкупом» Китай выступил с заявлением МИД, Заявлением правительства КНР о базисных линиях территориальных вод вблизи острова Дяоюйдао и прилегающих к нему островов. Комитет по международным делам ВСНП, Комитет по международным делам НПКСК, представитель Минобороны, общественные организации выступили с заявлениями или интервью, гневно осуждая недостойную акцию японского правительства. Генеральному секретарю ООН Пан Ги Муну на сохранение представлена схема координат базисных точек и линий и морские карты, в Комиссию ООН по границам континентального шельфа направлено Заявление об определении внешней границы континентального шельфа за пределами 200 морских миль; постоянно патрулируют вблизи острова Дяоюйдао корабли морского наблюдения, суда рыболовной администрации для охраны рыболовного промысла. Предпринятые меры Китая – необходимые шаги для защиты территориального суверенитета страны. Китайский народ полон решимости защищать свой суверенитет, территориальную целостность, а также права и интересы на морских рубежах страны.

Японская сторона еще говорит, мол, не ожидала столь жесткой реакции Китая. Неужели японская сторона питает иллюзию, что мы перенесем, горькую пилюлю проглотим, несмотря на ущерб ключевых интересов как суверенитета страны. Наши ответные меры справедливы, закономерны и сдержаны. Выступаем мы с моральных и юридических позиций, и наше действие пользуется  пониманием и поддержкой мирового сообщества, оно выдержит проверку временем.

Китай строго соблюдает Венскую конвенцию о дипломатических сношениях и Венскую конвенцию о консульских сношениях, в соответствии с законодательством охраняет интересы иностранных учреждений в Китае, сотрудники японских предприятий в Китае безопасны. Соответствующие события лишь отдельные случаи, тем более компетентными ведомствами Китая проведено тщательное расследование и разбирательство.

Это же Япония серьезно нарушила территорию и суверенитет Китая, но она, свалив с больной головы на здоровую, обвиняет Китай в угрозе Японии. Слыхана ли такая логика? Никому Китай не угрожал, не угрожает и угрожать не собирается. Но, если кто-нибудь смеет нарушать территорию и суверенитет Китая, перешагнуть красную линию, Китай не будет относиться к этому безразлично. Если Япония действительно опасается так называемой «угрозы», то надо ей серьезно поразмыслить, как остановить коня над пропастью и немедленно исправить свою ошибку.

V

«Выкуп» острова Дяоюйдао и прилегающих к нему северного и южного острова так называемая «национализация» представляет собой серьезное нарушение территориальной целостности и суверенитета Китая. Ответные меры Китая являются актом провозглашения суверенитета и правовых оснований острова Дяоюйдао. Эти меры вывели на чистую воду фарс «выкупа», суть которого – вероломный отказ от достигнутого между обеими сторонами взаимопонимания и договоренности, ничем неприкрытые попытки пересмотра итогов мировой антифашисткой войны, откровенный вызов послевоенному мировому порядку.

Японская сторона должна осознать сложность ситуации, сложившейся в китайско-японских отношениях, признать наличие территориальных споров вокруг Дяоюйдао, исправить ошибочную позицию нарушения суверенитета Китая, сесть за стол переговоров для урегулирования вопроса Дяоюйдао. Решимость и воля Правительства КНР защищать свою территорию и суверенитет непоколебима. Никто не должен в этом сомневаться, тем более действовать на авось.

Остров Дяоюйдао китайский. И правота, и справедливость на стороне Китая.

реконмендовать другому
  печать